деприватизация и регуманизация (halfaman) wrote in art4ru,
деприватизация и регуманизация
halfaman
art4ru

Categories:

Цветы Миши Плохоцкого

Культура не только выхолащивает живое, но не стесняется в этом признаться. Хорошей иллюстрацией этому служит значение слова натюрморт, которое на русский переводится как “мертвая природа”. Обласканная постсоветской художественной критикой идея об умершем в тексте авторе (Ролан Барт) дополняет этот сюжет: в произведении мертвенно застывает не только то, что хотел изобразить автор, но и сам он становится чем-то вроде инклюза, насекомого застывшего в янтаре.
Многолетний проект скульптора Миши Плохоцкого “Городской фотосинтез”, как будто восстает против такого подхода. Скульптору неуютно в прокрустовом ложе структурализма. Он пытается преодолеть отчуждение и позволить вкладывать в творчество не только мертвую фигуру позитивистской эстетики, но и части самой жизни. Это дает возможность воспринимать художественную практику не только абстрактно эстетически, но и как способ ставить этические и социальные вопросы.

Уже более пяти лет скульптор следит за тем, как в Москве сносят исторические памятники и вывозит с площадок металлические каркасные части, которые позже используются как материал для городской скульптуры. Из этих элементов каркаса создаются конструкции, напоминающие огромные сюрреалистические цветы.

Экологический мотив живого в среде - ключевой. Плохоцкий считает, что эти разрушенные здания не снесены, а убиты, поскольку за долгие годы бытуя в городской среде стали живыми одушевленными существами. Металл из за своей пластичности обладает особой памятью, которая, воскрешаясь в цветах Плохоцкого возвращает казалось бы окончательно уничтоженную в результате варварского сноса жизнь, дает ей новую реинкарнацию в другом качестве новых гибридных сущностей, новой флоры. Это экологично, напоминает о сезонной циркуляции природы.

Такой живой художественный подход можно назвать культурмортом, в противоположность натюрморту. Если отображенная в натюрморте природа как бы умирает, то переосмысленное, артикулированное под другим (в данном случае экологическим) углом культурное явление воскрешает то, что было “убито”.
Волюнтаристки снесенные конструктивисткие памятники как бы воскрешаются в проекте Плохоцкого и возникает ощущение, что сваренные из металлических конструкций металлические цветы живы и даже способны к фотосинтезу. В каждом из этих этих металлических цветков обязательно используется зеленый свет: без него фотосинтез невозможен.

Этический аспект политизирован. Неконтролируемый снос исторических зданий - неприятная и хорошо заметная жителям болячка московской жизни. К сожалению, чиновнего произвола в столице творится много. За время правления Собянина (с 2012 по 2021 год) было снесено порядка двух сотен памятников архитектуры. Снесено несколько памятников 18 века, большое количество 19 в (две трети от снесенного). Для Плохоцкого, который серьезно интересуется конструктивизмом, особенно важен снос зданий построенных в первой половине 20 века и именно в борьбе за эти здания выкристаллизовался проект “Городской фотосинтез”.. За период когда Москвой управляет Собянин снесено около 30 памятника конструктивизма и сталинского ампира.. Из 12 подобных зданий скульптору удалось заполучить железные каркассные конструкции. Особую жалость вызывает гибель 14го кремлёвского павильона 1932 года постройки, который служил в качестве приёмная Сталина. Ходят слухи, что она была снесена по личному указанию главы государства.

Экологический мотив для Плохоцкого ключевой, этические основания черпаются оттуда: мы зависим от нашей среды обитания, формируем и одушевляем ее, а она влияет на нас и является для нас частью единого живого организма. Те кто этому противостоят - живые мертвецы.
Городской фотосинтез как образ удачен не только как метафора непосредственной пользы (производство кислорода, которым мы дышим и углеводов, которые мы едим), но также артикулируется менее известный сюжет, как в процессе эволюции фотосинтез стал возможен.

Как считают ученые, это произошло из за того, что в крупных ядерных клетках стали паразитировать бактерии, которые, чтобы хозяину проще жилось стали для него чем-то вроде бесплатных батареек. В этом смысле “паразитирование” скульптора Миши Плохоцкого на площадках, где сносятся городские памятники безусловно полезны для всего нашего общего городского тела. Хороший симбиоз, Москва нуждается в подобных цветах и было бы радостно увидеть их в качестве городской скульптуры.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments