?

Log in

No account? Create an account
Визуальная диссертация Павла Аксенова - музей актуального искусства ART4.RU [entries|archive|friends|userinfo]
ART4.RU

Визуальная диссертация Павла Аксенова [фев. 13, 2012|02:08 am]
ART4.RU

art4ru

[halfaman]
В Ижевске открылась персональная выставка Павла Аксенова, легендарного участника трехпрудненской комунны. В белом зале галереи газеты «Известия Удмуртской республики» вывешены двадцать графических листов, на каждом из которых изображена чужая работа, повлиявшая на художника.
По сути, эта выставка – рассказ о непростой судьбе пятидесятидвухлетнего Аксенова. Участник легендарной комунны на Трехпрудном, он эмигрировал из России во Францию в 1993 году. Вскоре связи оборвались, доносились лишь смутные слухи: Паша перебрался в Англию, бедствует, сошел с ума, лечился в клинике для душевнобольных. В 2008 году его неожиданно депортировали в Россию и отправили в родной Ижевск, где он с тех пор живет вместе с матерью в двухкомнатной квартире.


портрет Павла Аксенова, рисунок Антона Николаева





В Ижевске ему первый раз за много лет серьезно и неожиданно повезло. Его случайно встретил на улице старый знакомый, который рассказал о Пашиных трудностях Энвилю Касимову – художнику, депутату, меценату и безусловному лидеру ижевской арт-сцены. Энвиль взял Аксенова под свое крыло: у Паши прошли две персональные выставки в галерее «Известия», которую курирует Энвиль. Кроме того, начались продажи, обеспечивающие художнику сносное существование. Я самолично был свидетелем сцены, когда Энвиль заказывал диваны для Пашиной мамы из Икеи в соседней Казани (в Ижевске нет). Также Энвиль занимается продвижением Аксенова в Москве: две серии работ (по большей части, ремейки произведений начала девяностых) были представлены на гельмановской выставке «Искусство против географии».

Previous / Next image (1 of 7)

фотография с выставки "Искусство против географии", фото: Павел Богданов 

Новый проект «Artists» (название очевидно отсылает к четырнадцатилетнему периоду, когда художник находился в Лондоне) показался мне интересней, чем то, что Паша представлял ранее (ремейки работ начала 90-х). Вытянутые из памяти обрывки воспоминаний о работах художников, серия нарочито небрежной графики на листах формата А4 – явно больше, чем подборка артефактов чьей-то неудачной судьбы. Такая же тоска по безмятежным и еще не испорченным коммерцией девяностым есть в бескомпромиссном возврате к «устаревшим» практикам концептуализма и акционизма, которые несколько лет назад предприняли арт-группа Война и Андрей Кузькин.

Главной работой Аксенова, которую он несколько лет делал в Лондоне, была «Презентация защиты диссертации»: холодильник забитый произведениями художников, которые можно использовать в пищу. По мнению автора, такой объект может рассказать о связи искусства и еды больше, чем любой многостраничный фолиант. Проект «Artists» – это новая визуальная диссертация Аксенова, которая, возможно, расскажет о ностальгии по 90-м больше, чем любой научный текст.


Паша Аксенов любезно согласился прокомментировать некоторые из работ своей новой серии:


Адам Данте

Это английский художник-комиксист, живущий в Лондоне в районе Ист-Энд, где была и моя студия. Дональд Парснипс – персонаж его комиксов, которые хорошо известны англичанам. Чудак в шляпе, с которым происходят интересные события.
На моем рисунке изображена шляпа Дональда Парснипса, по которой этот персонаж хорошо запоминается. Снизу подписано Адам Данте. Мне кажется, что именно так он и придумал эту шляпу: сидел у себя в мастерской за рабочим столом и в какой-то момент придумал и нарисовал такой графический лист.
Мне очень нравится стиль рисования, нравится, как он компонует комиксы на листе – четыре листочка А4, и этот журнал выходил каждый день в течении пяти лет.
Адам Данте – мой друг. Наши мастерские находились по соседству. Стены его студии покрыты графическими листами. Мастерская необычная – с витриной, как у магазина, которая может открываться на улицу. Мы вместе с ним и его женой, американкой Мелиссой, проводили там много времени за распитием вин.



Дэмиен Херст

Моя графическая работа небольшая, а у Херста – огромные холсты. У этих кружочков очень большое и длинное название, практически непереводимое. В названии присутствуют слова типа «хром», «асид».
С Херстом мне не удалось познакомиться лично, но столкнуться с творчеством пришлось еще в 1995 году на Венецианском биеннале. Это была разрезанная корова. Она произвела на меня не слишком большое впечатление, но неплохо спровоцировала английскую прессу, которая обсуждала, что за кусок протухшего мяса художнику заплатят 20 тысяч фунтов. Это был скандал в чистом виде, мне это не близко.
Но мне нравятся холсты Дэмиена Херста. Эти кружочки, на самом деле, производят впечатление. Еще нравятся относительно недавние холсты с черепами. Очень хорошо написаны и убедительны визуально.



Дэвид Салле

Американского художника Дэвида Салле называли человеком, который убил живопись. У него на картине, как правило, черно-белые подготовки от какой-то фотографии. Сверху на этом фоне написаны цветным разные врезные сюжеты. Вещь, которую я выбрал, называется «Пастораль с обнаженной фигурой». На моей графике изображена лишь малая часть холста – обнаженная фигура, которая врезана в большое изображение пастуха который играет на свирели своей пастушке. Мне этот художник очень нравится, и я хорошо знаком с его творчеством, хотя не знаком с ним лично. Я видел много каталогов, и он произвел на меня сильное впечатление и даже оказал определенное влияние. Его живопись и как это сделано – просто здорово.


Чемпионы миры

Эта художественная группа работала в Москве в восьмидесятых годах. Это Костя Звездочетов, Боря Матросов, Вадим Фишкин, Латышев и Гия Абрамишвили, Очень забавная команда. Я многих ребят из этой команды знаю, и они мне очень нравятся. Я изобразил их инсталляцию «Дикие песни нашей родины». Объект, покрашенный красной краской, – касса, автобусная или трамвайная, старого образца, на которой сверху написано: «припев тридцать копеек». Столько стоил проезд до денежной реформы 1961 года. То есть и тогда, в восьмидесятые, эта касса была безнадежным ретро. Объект мне очень нравится. Поэтому я здесь его воспроизвел среди других любимых художников.


Джефф Кунс

Эта работа изображает небольшую скульптуру кролика или зайчика с двумя большими ушами. Такая странная вещь. Она необычайно мне нравится. Еще у Кунса мне нравится выполненная в подобной технике собака. Только собака большая и из красных перекрученных воздушных шариков-колбасок, а кролик небольшой. Я выбрал кролика.


Джозеф Бойс

Изображение рояля, затянутого серым материалом, грубым как армейское одеяло, с красным швейцарским крестом посередине. И вообще Джозеф Бойс невероятно нравится: его графика, инсталляции, объекты. Этот объект необычайно странный, и я его живо представляю, несмотря на то, что видел его только в каталогах и журналах. Что-то среднее между гробом и больничной кроватью.


Павел Аксенов

Эта моя работа называется «Презентация защиты диссертации». Она выставлялась лишь один раз в 2007 году в моей лондонской студии. Кроме меня на вернисаже присутствовали лишь две мои подруги, специально ради этого случая приехавшие из Франции. Больше никого не было, даже художников, работавших в соседних мастерских. В этот день было очень холодно, здание не отапливалось, и поэтому никому не хотелось там находиться.
Это инсталляция: холодильник, в котором находится несколько работ известных художников, связанных с едой. Таким образом, как мне кажется, удалось найти адекватную форму, чтобы изобразить связь творчества и еды, – едва ли не лучшую, чем защита диссертации на ту же тему. Поэтому работа так и называется.
Идея создать такую работу возникла после того, как одна девушка предложила в подарок холодильник. Я сначала хотел отказаться: в неотапливаемой мастерской и так было достаточно холодно, чтобы еда не портилась. Но, оглядев подарок, пришла в голову мысль, что это интересный инсталляционный объект: маленький, старый и со странным длинным названием, в котором были и удивительные для холодильника слова «hot point». Еще вспомнились русские художники из «Чемпионов мира» и «Мухоморов», которые тоже любили использовать холодильники.
Позже в голову пришла идея диссертации на тему «Еда и художники», которую презентуют не в виде автореферата и защиты, но в форме инсталляции. Хоть это и прямолинейная идея, в ней была завораживающая парадоксальность.
Первый объект, который вошел в диссертацию: моя работа «Белый квадрат» – обычный загрунтованный холст, завернутый в трубочку, который символизировал белизну льда. Известный лондонский художник Кевин Турк подарил яйцо, расписанное в стиле Магритта. Илья Кабаков расписался на кружке: «Чья это кружка?». Олег Кулик подарил мне банку с собачьими консервами и подписал ее. Была баночка кока-колы, ее подписали Гилберт и Джордж. Также был куплен суп Кэмпбелл, известный на весь мир благодаря дизайну Энди Уорхола. В данном случае подписи автора не потребовалось.
Вскоре после этой выставки у меня начались проблемы. Я был арестован за сопротивление полицейскому и депортирован из Англии. Боюсь, что моя инсталляции погибла. Только работа Кевина Турка с яйцом стоила около шести тысяч долларов. Именно столько стоят работы из этой серии. Я до сих пор удивляюсь доброте и экстравагантности этого художника, который подарил работу незнакомому человеку.



Кевин Турк

Кевин Турк – очень известный английский художник. Его работа – тарелку размером 50 на 50, которая изготовлена из керамики. На ней написано «Район Кенгсингтон. Скульптор Кевин Турк работал здесь в 1989-1990». Работа была сделана как дипломная в Королевской академии художеств, где он учился на скульптора. Такие тарелки закрепляются на домах в городе Лондоне, где жили выдающиеся люди.
У меня с ним связана удивительная история, когда я пришел к нему в гости и получил в подарок работу по рыночной цене в шесть тысяч долларов. Я узнал его адрес, пришел, позвонил в дверь. Где-то открылось окно, сверху сбросили ключи.
Выслушав рассказ о моем проекте с диссертацией, Кевин подарил мне яйцо для моего холодильника, расписанное облаками в стиле Магритта. Это была необычайно красивая вещь в металлической коробке. С голубым рисунком, как керамические плитки, голландские или немецкие средневековые. Мне очень жалко, что этот объект, скорее всего, утерян.



Материал подготовил Антон Николаев

http://aroundart.ru/2739899/
СсылкаОтветить