?

Log in

No account? Create an account
интервью с Аней Желудь - музей актуального искусства ART4.RU [entries|archive|friends|userinfo]
ART4.RU

интервью с Аней Желудь [мар. 5, 2008|07:41 pm]
ART4.RU

art4ru

[alessa_sl]

 


Аня Желудь - представитель так называемого "молодого искусства". Родилась в Питере, теперь работает в Москве.
Те, кто захаживал в наше замечательное заведение, знают её по чёрным металлическим каркасам - схемам дивана, стола и вешалки с одеждой - мимо не пройти!
О своих работах, о тяжелой и неказистой жизни молодого художника, о Питере и Москве и о многом другом читаем в этом посте!

- Сколько ты уже в Москве?
- Пятый год пошёл.

- Как Питер на тебя повлиял?
- Я там родилась и выросла. Я бы даже сказала, что будет уместнее спросить, как на меня Москва повлияла. А Питер не знаю, как на меня повлиял. Вообще он меня удручает.

- Можешь сказать, что любишь Питер?
- Я не люблю, но ужасно скучаю. Там всё то, что я в своей жизни воспринимаю не самым лучшим образом, ощущения именно.
Получилось так, что, переехав в Москву, моя жизнь в Питере наладилась. С переездом стали, почему то, приписывать мне «город Москва». И если здесь внимание сосредоточено на том, что я художница из Питера, то там - наоборот. Это словно стало поводом лишний раз строчку в прессе написать обо мне. С одной стороны питерцы очень не любят москвичей, с другой стороны моя связь с Москвой стала пластиковой карточкой, которой дверь открывают.

- Получается, за счёт Москвы ты привлекла к себе внимание.
- Получается так. Хотя я там существовала как художник меньше чем здесь, но теперь там и без меня вокруг моего имени что-то происходит.

- В чём разница между Питером и Москвой?
- Разница конечно колоссальная. Но я окончательно себя не чувствую «переехавшей», неделю провожу здесь, неделю там.
А сейчас, в силу моей кураторской деятельности, постоянно обиваю пороги в Питере. В Москве это всё есть, В Питере с этим сложнее.

- А что касается образования?
- Знаешь, ещё придя в школу при ММСИ, где адаптируют наших консервативно образованных художников к современной ситуации, я подумала, почему же в Питере нет ничего подобного.

- Совсем ничего?
- Есть Pro Arte, но они медийные, ужасно жёсткие, политизированные, социализированные - я не работаю с такими технологиями принципиально, это не моя концепция.
А та система образования, которая в Питере существует - ужасно устарела. Есть только «консервные банки» - что «Строгановка», что «Муха». Хотя могли бы организовать какие-то факультативы для желающих, хоть какие-то усилия – но они этого не хотят, они понимают что всё рухнет. Костяк преподавателей старый, им это удобно.
Я вообще пока училась, очень много думала, что может быть когда-нибудь взяться за преподавательскую деятельность, но в итоге пришла к выводу, что это нереально в такой атмосфере. И непонятно – толи оно должно обрушиться само, сгнить окончательно, чтобы изменить такую ситуацию. Но на это всё-таки одной жизни не хватит. Нужно целое стадо революционеров. Проще всё построить заново и кого нужно взять с собой в это новое.
Вот и получается, что Москва притягивает всех желающих.

-Есть какой-то прогресс в интересе питерской публики к подобным проектам?
- По большому счёту нет.
Ситуация складывается таким образом, что вот, например, человек 5-6 из моего проекта 2006 года я из Питера вытащила в Москву. Даже и без меня кончилось бы тем, что они сами сюда переехали, поскольку нет должной ситуации в Питере. Мы просто вынуждены ехать сюда.
Там не так всё как здесь. Хотя сейчас там появилась галерея Глобус, которая позиционирует себя как ориентированная на молодёжь. Помимо этого существует «Сквот непокорённых»… не так уж и много.


- Ты упомянула школу при музее современного искусства...
- Это всё происходит в очень свободной форме. Проучилась я там всего около года, половину которого захаживала туда довольно плотно, потом у меня просто стало меньше времени – очень много же всё-таки этот «хуёжественный» процесс занимает.
Сейчас пытаюсь быть слушательницей института Бакштейна – там всё это поофициальнее, какие то предлагают гарантии, говорят, что будут поддерживать, дают корочки. С начала были вводные лекции. Осенью, например, всё происходило в мастерской Кабакова. Всего набралось человек семдесят, все ходили, ничего не пропускали. И атмосфера такая была – старофондовский дом, очень длинные лестницы, на чердаке… это было похоже на собрания какие-то подпольные.

- Что тебе это даёт?
- Это интересно. Самое главное, что касается и школы и института – очень много ребят знакомых появилось с общими интересами. Видишь своё время, людей, с которыми ты находишься в одном поле. Отсюда и моя кураторская деятельность, отсюда и начинающийся ажиотаж вокруг молодого искусства, хотя оно мало в чём современное, но это неважно. Важно, что появляется какое-то новое поколение, и на выставках в школе и институте очень хорошо всех видно.
А что касается знаний в сфере современного искусства, то, по большому счёту, это, прежде всего самообразование. Но самообразование же можно ещё получить и в кругу людей, с которыми общаешься, в среде художников.

- В школе современного искусства вам читала лекции Дажина...
- Да, Вера Дмитриевна. Собственно она и является основоположником этой школы искусств.

- Она наш с тобой общий преподаватель. Меня лично поразило в ней то, что человек, изначально специалист по эпохе Возрождения, теперь занимается современным искусством. Она как-то объясняла, почему так произошло?
- Мы как-то не спрашивали. Но что и хорошо в школе – там нет какого-то навязывания. Просто идёт общий обзор. Нет никакого насилия не говорят «это хорошо, это плохо». И у Веры Дмитриевны такая же позиция - она достаточно спокойно местами скептически, но очень деликатно говорила всегда.
С Шабельниковым было не так. Он диктатор. Хотя всё равно было понятно, что вся его диктатура она ничего не значит, мимо ушей пропускали.

- А кто там ещё преподавал?
- В позапрошлом году это всё проходило в клубе «Жесть», где, попивая кофе, или пиво мы слушали AЕS+F, Пригова – великое счастье. В том году переехали в кафе «25».


- А Как тебе, кстати, кураторская деятельность?
- Я как Путин – «могу - значит должен». Чувствую, есть на это силы. Хотя мне ужасно это мешает.
В моём (не люблю слово творчество) художественном процессе бывают такие паузы, как у всех художников, когда не работается, иногда бывает пустота, которую нечем заполнить абсолютно. Из-за этой пустоты я решила покуситься на нужды окружающих.

- Неужели совпадает это кураторство с «творческими паузами»?
- Я расставляю приоритеты. Иначе ничего не получится. Но часто чувствую сожаление, когда выхожу утром на каблуках на какую-то деловую встречу, в совершенно непривычном для себя образе. Я сокрушаюсь: «Какое же прекрасное утро, лучше бы вышла сегодня с этюдником!».
Сейчас вот приближается моя «Сессия» в Питере, и, предчувствуя её приближение, я работала впрок, ведь есть такая вещь как выставочный план, которому надо соответствовать.

- Слушай, по-моему, выставочный план для художника вещь кошмарная!
- А что делать!
И вроде бы своих проектов достаточно, но и этот уже не бросишь, слишком много сил и энергии было на него потрачено, да и денег. Хотелось бы вывести его на более цивилизованный уровень.
А в 2009 году совместно с ММСИ мы устраиваем проект «Трогать можно!». И если первую выставку я делала с каким-то фиговым бюджетом, то в этом случае всё в порядке.
Да, честно говоря, как-то неожиданно это всё началось…

- А когда началось?
- Этим летом. Я была в Германии в одном маленьком тихом городе, где мне предложили заброшенный завод в качестве мастерской. Я думала там задержаться, уже собиралась, было, делать визу и возвращаться обратно. И тут начало происходить столько всего, что и ехать никуда не надо. Первым таким событием был Маркин - в июне прошлого года купил у меня несколько работ. На следующий день мне позвонили из Айдан галереи. И так как-то всё закрутилось-завертелось… Я всё жду, когда это закончится.

- Слишком всё хорошо?
- Как-то да…


- На твой взгляд существует интерес к молодому искусству? Тебе, как молодому художнику, это виднее.
- Прорыв случился прошлым летом. Достаточно много молодых имён появилось. Но у меня есть немного ощущение искусственности ажиотажа с одной стороны. С другой стороны, я вижу, что у галеристов есть спрос на него.
Я вот никак не могу понять, зачем меня взяла к себе Айдан галерея, я не чувствую себя в этом формате и сама бы туда никогда в жизни не пошла. Смотрю на их художников, сравниваю с собой… у меня другие работы!

- А если оглянуться, когда вообще молодое искусство заявило о себе?
- Сам термин принадлежит ГЦСИ, появился он всвязи с фестивалем «Стой! Кто идёт?», который начался около четырёх лет назад.

- Этот интерес скоро пройдёт?
- Ну мы все растём…

- Будут появляться новые, также будут интересны…
- У меня в проекте участвуют Егор Кузнецов и Андрей Блохин, они из города Краснодара ‘85 и ‘86 годов рождения, то есть моложе меня. И они совсем другие. Они лучше…

- А элемент провокации у них присутствует?
- Да. Такая юношеская агрессивность даже. Но они её направляют в нужное русло.


- Что для тебя современное искусство?
- Это какие-то злобы дня, сегодня\сейчас: перекладина в метро упала – нарисовал картину. Я этим не занимаюсь. Я такой псевдоконцептуалист и эта номинация на «Инновацию» для меня просто шок.

- Хочешь попасть в историю искусства?
- Такой цели нет. Всё что связано у меня с искусством – это смысл и повод существования. Развлечение, которое выгоняет грустные мысли.

- То есть, работаешь, прежде всего, для себя?
- Ну да, явно не для народа.

- Ну подожди, народ и современное искусство вещи не соединимые. Что попонятней, что попроще обычно массы воспринимают. А кого из художников для себя выделяешь?
- Я люблю всех художников, даже по-своему Шилова. Я очень не люблю, когда люди врут, а на картинах это всегда видно. Даже если человек делает абсолютно дурацкие и абсурдные вещи, но делает это с полным чувством ответственности, то это вызывает уважение.
А если говорить о влиянии, то влияет всё абсолютно, здесь включается понятие «насмотренности». Если искать на что опереться, то это будет что-то, что рядом, отечественное, желательно женского пола. Мне нравится очень Ирина Нахова – сам формат её искусства. Из консервативно-традиционного, но в тоже время жутко настоящего - Ирина Старженецкая, у неё очень честная живопись.

- Расскажи о своих работах. Ты сейчас продолжаешь работать со схемами?
- Не только. Но сейчас внимание сосредоточено в основном на них. Это своеобразная эксплуатация собственного приёма, языка. Те ресурсы и возможности, которые за этим стоят они мне ещё не надоели. Для меня самое главное в искусстве – конверсия. Существует какой-то образ, который хочется материализовать.

- Я обратила внимание, в твоих работах нет агрессивной провокации.
- Вся моя провокация, она в абсолютно художественном смысле, для простого зрителя это несчитываемые моменты, они понятны только художественной среде.
Есть часть человеческого существа разумная, есть неразумная. Искусство, особенно современное - это человеческая глупость. Чем ты будешь глупее, абсурднее, тем это лучше. Это - противоположное разуму, рассудку, здравомыслию, логике. Всё наоборот, всё от обратного. В своих работах я стремлюсь действовать согласно этому принципу от обратного, но не сознательном уровне, а на художественно-формальном. Например, не сочетаемы цвета – надо их сопоставить; если керамика хрупкая, значит надо сделать её антихрупкой. Происходит провокация на уровне материалов, не содержания.

- Каким, например, проектом ты недовольна?
- До конца ни одним не довольна. Если я сделаю такую работу, не будет, наверное, смысла работать вообще.

- А как на счёт той работы, что находится у нас? Приходишь на неё посмотреть?
- По началу было. Очень переживала. Мне звонили постоянно – «тебя поставили туда, поставили сюда». Сейчас она отлегла от сердца, не беспокоит, как она там стоит.
Вообще, когда не было зелёного газона, она стояла просто на полу и вроде бы всё хорошо. Потом сделали газон, на котором она пропала.
Вообще все эти мои вещи – они требуют совершенно другой экспозиции. Со временем я просто свыклась, что, особенно на массовых выставках, правильное экспонирование - это гиблое дело. Изначально всё задумывалось на фоне белых стен. Для моей первой подобной работы был задуман бокс, снаружи которого предполагалось разместить графику. Ведь сам смысл проекта в том, что однажды мной была обнаружена тождественность между графической линией и металлическим прутом. Мне хотелось показать процесс перемещения, который является основной моей темой: увидел, нарисовал, воплотил обратно в жизнь, но уже пропущенное через себя.
Может осенью удастся в Айдан всё правильно сделать, но там очень плотное пространство, там и стены фактурные и пол тёмно-серый, подвесное освещение. Сложное, ещё ненамоленное помещение, у которого нет истории.
Сейчас меня пригласили в Германию, буду заниматься дизайном бутика женской одежды, там серый пол и белые стены, что принципиально для моих работ.

- Появляется заработок?
- Это не цель, но так совпало. У меня не профессиональный подход к искусству. Я не стремлюсь этим зарабатывать. Конечно, неплохо, когда работы продаются

- А цены отслеживаешь?
- Да что тут отслеживать, пока и считать нечего.

- Ну подожди, ты сказала вешалка за 1000 Маркиным не купленная, теперь уже 10 000 стоит. Это как-то приятно?
Это удивительно.
На самом деле, благодаря тому, что я продала эту вешалку, я спокойно могу сделать «Сессию».


- Есть мнение, что женского искусства, как такового, не существует. Только несколько имен, которые в количестве мужских просто тонут. Ты с этим согласна, как ты к этому относишься?
- Я вообще делю искусство на мужское и женское. Художница может быть для меня примером, послужить для сравнения. У мужиков всё по-другому работает. Опять же человеческий фактор, всё это завязано на какие то бытовые условия. Я вот, например, детоненавистница. Никаких детей. Не хочу. Для меня это не представимо. Это конец света.

- Заглянув вперёд, можешь увидеть, что отойдёшь от всего этого искусства? Родишь детей? Станешь порядочной домохозяйкой, вся в хлопотах?
- Вообще не представляю! Это недопустимо!

- Думаешь, эта участь тебя избежит?
- Зарекаться конечно бессмысленно. Но пока не хочу об этом думать.
- Из меня более-менее получается какой-то художник, чему я отчасти обязана какими то своим жизненным неудачам, трагическим романам. Если бы когда-то, события развивались так, как я этого хотела, не было бы конечно ни схем, ничего.

- Можно сказать, что женское искусство сознательно игнорируется?
- Нет, всё уже пугающе чуть ли не наоборот.
Например, как я ищу художников – я просто смотрю работы, не обращая внимания на имена, отбираю понравившиеся – в результате оказывается, что все бабы, приходится разбавлять мужскими именами. Возникает чувство, что грядёт эра неофеминизма.


- А что касается ближайших планов?
- Ближайшие планы… Вот я сейчас уезжаю на Инновацию. Ещё еду в Питер, делаю там «Переучёт», потом будет биеннале молодого искусства.

- Набираешь обороты!
- Ну можно и так сказать... Номинировали на Инновацию, мои работы отвезли в Мадрид, Арко, продала вешалку за десять тысяч, которую Маркин за тысячу когда-то не взял.
Честно - меня это утомляет, все эти события.

- Хотелось бы просто заниматься своим делом?
- Да, но с другой стороны это вроде бы работа и есть. Просто на данный момент сбросила шкуру художника и «одела чёрный плащ куратора». 


P.S. 
http://sessia-pro/zholud ссылка раз
http://art4.ru/ru/artists/detail.php?ID=2957 ссылка двасс
http://art4.ru/ru/news/news_detail.php?ID=2967 ссылка три
СсылкаОтветить

Comments:
[User Picture]From: yelpat
2008-03-05 05:09 pm
это очень интересно или по крайней мере занимательно.
насколько я понял, работа художницы вот:
http://art4.ru/popup.php?aId=562&picId=2958
если учесть питерские корни, то так и хочется прокомментировать прочитанное и увиденное популярной в своё время песнью "...до основанья, а затем..."-песня полностью.
только вот не понятно зачем ваще рисовать-то?
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: alessa_sl
2008-03-05 06:25 pm
по этой ссылке, если можно так сказать, эскиз. а на деле её работы - металический каркас, например - кровати, щкафа с одеждой на вешалках. при минимуме усилий через фотошоп достигается эффект абсолютной графичности - словно нарисовано, а не в реальности существуют все эти объекты.
для жаждущих и для порядку, завтра добавим фото Аниных работ на наш сайт!
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: yelpat
2008-03-05 06:46 pm
спасибо за объяснение.
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: art4_ru
2008-03-05 05:23 pm
молодец
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: alessa_sl
2008-03-05 06:19 pm
благодарю!
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: scale_model
2008-03-05 08:17 pm
интересно увидеть фотки работ, посмотреть что щас модно
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: alessa_sl
2008-03-05 08:19 pm
всё будет!!! в ближайшие сроки - завтра, если со мной чего-то неслучится!
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: kotomish
2008-03-05 09:27 pm
отличная статья )
(Ответить) (Thread)
From: (Anonymous)
2008-03-05 09:49 pm

дико извиняюсь, но

неказистый и "надела черный плащ..."
а вообще очень интересно.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: alessa_sl
2008-03-06 06:39 pm

Re: дико извиняюсь, но

ага, ещё "метаЛлический"..
нижайше прошу меня простить!!
(Ответить) (Parent) (Thread)
From: rareguestmike
2008-03-16 09:11 am
Немедленно прекратите писать о Питере! Ненавижу таких как вы, которые говорят об этом городе! Питер - омерзительный хмурый город, построенный людоедом Петром на костях рабов. Весь город - одно большое надгробье. Скопище маргиналов - алкоголиков!!!
(Ответить) (Thread)